siberian_one (siberian_one) wrote,
siberian_one
siberian_one

Categories:

"Старый гноеглазый" - Блэйн Ли Парду

Новый перевод, что я по некоторым причинам не могу выложить где обычно )))

Мидвейл
Оллдаун,
Периферия
1 октября 3024 года

Мидвэйл представлял собою занюханный поселок на занюханной планетке. На Периферии множество таких планет, и каждая ничем не примечательна, и каждая выживает скорее на поте и упрямстве, чем преуспеянии, но Мидвэйл представлял собой уединенную общину с редко когда обсуждавшейся с немногочисленными гостями поселка отвратительной маленькой традицией. И еще будучи совсем мальчишкой, Барт узнал, что означает осень для людей Мидвэйла.
Каждый год в Мидвэйле появлялись пираты, требовали от общины десятину, и уходили. Каждый октябрь старый гноеглазый заявлялся в грозном боевом мехе "Ханчбэк", чтобы забрать причитающуюся ему дань. Мех являлся провозвестником того, что произойдет, если община не заплатит.
Старый гноеглазый заслужил свое прозвище из-за белого черепа, накрашенного спереди. Броню рядом с правым глазом повредил лазерный луч, и расплавившаяся сталь так и застыла каплями понизу. Пираты же так не заменили поврежденные плиты, лишь подкрасили, и теперь сочащийся гноем глаз преследовал Барта в кошмарах.    Обитатели Оллдауна были далеки от, казалось, бесконечной войны во Внутренней Сфере, и пираты были единственным напоминанием о  угрозе, несомой продвинутыми военными технологиями. Общины, вроде Мидвэйла, по большей части просто "плыли по течению", застряв где-то между началом двенадцатого и началом тридцать первого столетия. Остатки продвинутых технологий, кое-как слепленные воедино, и даже пока работающие имелись и тут, но люди, фермеры и шахтеры, на них уже не полагались. Да, в городе имелась работающаая кузня, и у нескольких зажиточных родов имелись свои ховеры. Ядерный реактор давал свет, но за пределами города царил доподлинный дикий запад девятнадцатого века терранской Америки.
Заявившись год назад, Старый гноеглазый, потребовал больше чем просто десятину - одну из молодых женщин Мидвэйла он потребовал также. Ее звали Сара, и она была девчонкой Барта еще с тех пор, как они вместе ходили в школу. Сам Барт в ходе последнего визита старого гноеглазого отсутствовал, вместе со своим агромехом пребывая на Плоской горе, валя деревья, ведь с тех пор как умер отец, именно Барту приходилось обеспечивать семью, и подобные походы стали нередким делом. Чтобы держать старый мех на ходу, пришлось ему освоить гораздо больше механики и инженерного дела, чем он полагал ранее для себя возможным.
Поселок отдал Сару без особых протестов со стороны старейшин. Судя по тому, что Барту рассказали, та пиналась и орала, но лидеры общины, в ожидании прибытия пирата, сами связали ее. Посельчане, запуганные старым гноеглазым, давно уже сдались, хотя никому это и не нравилось, и большинство из стыда предпочитали вообще не упоминать об этом инциденте. С тех пор как пират забрал ее, никто больше не слышал о Саре ничего
Барт пытался последовать по следам пирата, но потерял их на плато к западу. Когда же вернулся, они на него накинулись - мэр, шериф, все они. Посельчане же смущенно поотворачивали головы. Некоторые пытались  объяснить, что он ничего не понимает. Все боялись того, что старый гноеглазый может сделать с Мидвэйлом
Ты не понимаешь, как это пираты работают, - говорили они
У нас не было другого выбора, - это он слышал чаще всего
И каждая из отговорок заставляла его яриться еще больше. Невзирая на слезы матери он ударился в запой, продлившийся две недели и не умеривший боли, и не вернувший Сару. Придя наконец к выводу, что самогон не вернет Сару назад, он завязал. Ничто ее не вернет. Ныне она была либо жертвой изнасилования, либо проданной в рабыни, либо и той и другой. Он потратил немного денег, чтобы найти ее, но судя по слухам, ее закинули на отбывающее судно и увезли куда-то еще
Все что оставалось, это месть, и шанс сделать так, чтобы судьбу Сары не разделил еще кто-нибудь.
Агромех Барта тремя столетиями ранее начинал боевым "Феникс Хоком"  Он прозвал его "Трескун" из-за того что запускаясь, он звучал прямо как гремучая змея. Почти вся броня меха была с него давно уже снята.
Правую руку ниже локтя давно уже заменила циркулярная пила. Из кабины выкрутили все, что только можно. Половина бронестекла отсутствовала, проданная давным-давно. Нейрошлем истерся, давно потеряв былую эмблему подразделения. Отец Барта проковырял в боках дырки, для лучшей вентиляции. Военная карьера машины окончилась добрых две войны и три поколения назад. Реактор Трескуна давно уже работал на сорока процентах мощности  и даже в таком режиме внутри было все равно что в духовке. Трескун ныне даже не очень-то и напоминал "Феникс Хок", ну, если только не смотреть на него издали и прищурившись. Хорошо прищурившись.
Каждую свободную минуту последнего года он потратил на возвращение агромеху боевых способностей. Прикрутил на скорую руку два огнемета, вообще-то бывшие ранее сельскохозяйственными распылителями, и теперь они сперва поливали цель самопальным напалмом, а затем поджигали ее. Намешивая эту пакость, самопальный напалм, он даже нечаянно устроил пожар, спаливший сарай в дальнем углу их участка. Стрельба из огнеметов была ничуть не безопасней и для самого Трескуна. Еще он привинтил ракетную установку, стрелявшую шестью ракетами, приобретенными у торгаша в Риггертауне. Никаких перезарядок. Чтобы выглядеть поугрожающей, Барт добавил еще одну "липовую" пусковую, слепленную из пустых труб, но выглядящую заряженной.
Трескун по прежнему имел средний лазер, используемый им для подрезки деревьев, настолько медленно заряжающийся, что Барт сильно сомневался, что в качестве оружия от него будет толк. Пила на правой руке выглядела угрожающе, но для того, чтоб ее использовать подбираться надо будет совсем близко. Диаметр круга достигал почти трех метров, и в то время как на деревьях она работала просто отлично, он не был уверен, как она покажет себя в бою.
Броня была скорее иллюзией, чем реальностью. Он нашел мелкие остатки еще с тех пор, когда мех был боевой машиной, и наварил их на место. Остальное заменил металлолом, и даже несколько краденых  дорожных знаков. Издали это напоминало броню, и лишь на это он и мог рассчитывать У Барта не было ни боевого вычислителя ни прицельных систем, но он немного пострелял, после чего   накрасил на стекло кабины грубые перекрестья. В общем, все сводилось к чутью и жопному радару.
По мере того как месяц проходил за месяцем, он удостоился визита шерифа Паркера.
- Я знаю, что ты задумал, Барт, - сказал он, - Не надо этого делать, Сару это не вернет.
- Присоединяйтесь ко мне. Вместе мы, может быть, сможем справиться со Старым гноеглазым.
Ну мог же он хотя бы понадеяться на то, что не останется один, когда покажется пират?
- Простыне люди против боевого меха? - тот замотал головой, - Если ты на такое осмелишься, под угрозой окажется весь поселок. Старый гноеглазый нас покарает. Ты же знаешь, каковы эти пираты. Просто убить нас всех им будет мало. От людей, достойных доверия, я слышал истории о пиратских бандах и о том, что бывает с теми глупцами, что пытаются им сопротивляться.
 Барт уставился на долговязого мужчину, после чего замотал головой. - Я не собираюсь прятаться от этих ублюдков!
Паркер же обвиняюще ткнул в его сторону - Ты это специально, чтобы он тебя убил. А потом и всех нас вместе взятых!
Пока шериф наконец не ушел, Барт не произнес ни слова. Отчасти оттого, что мужчина был прав. Добивается ли он того, чтобы его убили? Может быть… черт… на наверное. Сможет ли он справиться со старым гноеглазым или покалечить злобно выглядящий мех? Барт знал, что попробует. Если ему повезет, он покалечит старый "Ханчбэк" прежде чем умрет сам. Без меха старый гноеглазый окажется простым человеком, без веса и мышц, могущих запугивать посельчан. Все эти пираты всего лишь бессердечные хулиганы, и он с удовольствием отплатит им за утрату Сары.
 Последние несколько напряженных дней минули с точки зрения Барта слишком уж быстро. Бегун принес в поселок новости - старый гноеглазый уже идет. Он уже послал свои требования о десятине. И, как и в прошлый год, потребовал молодую женщину. Он собирался быть здесь в три часа дня на главной площади, чтобы забрать свое. Послание сопровождалось традиционным предупреждением - если дани не будет, поселок будет сожжен дотла
 Угроза Барта не впечатлила и не напугала. Всю свою жизнь он слышал подобные угрозы, каждый октябрь. Вместо этого он сосредоточился на воспоминаниях о Саре, его милой Саре. Вспоминал ее длинные светлые волосы, зачесанные назад, и голубые огоньки в глазах. Торопливо приваривая очередной кусок металлолома на торс старого "Феникс Хока", Барт уже знал, что старейшины уже отправились к какой-то из семей и отбирают у них дочь для следующей жертвы.
Если мы против них не встанем, это не кончится никогда.
Вскарабкавшись в кабину, он щелкнул переключателем, включавшим реактор. Температура вокруг него тут же поднялась. Барт включил вентилятор, поставленный им за собой, и стянул рубашку. Надевая хладожилет, он услышал, как внутри него бурлит охладитель. Но даже и это  элемент кабины меха был на последнем издыхании. Нос уловил сладкий запах просачивающегося сквозь уплотнения на шлангах охладителя, напоминая, что рано или поздно хладожилет также превратится в бесполезный хлам.
Барт побудил Трескуна сделать отозвавшийся гулким ударом шаг вперед. Медленно, еще, бы, отягощенный дополнительным весом, но он двигался. Затем он услыхал, как что-то грохнулось позади него, должно быть какой-нибудь кусок, приваренный недостаточно тщательно. Плевать, Трескун должен был продержаться одним куском лишь до тех пор, пока он не справится со старым гноеглазым.
  Ему потребовалось почти полчаса на то, чтобы достичь мощенной камнем главной улицы Мидвэйла. Она казалась вымершей. Большая часть учреждений была закрыта, он видел людей, прячущихся за занавесками и углами зданий, слишком любопытных, чтобы не смотреть, но слишком запуганных, чтобы показаться. В отдалении, на самом краю поселка стоял Старый гноеглазый. Барт впился глазами в его фигуру. Мех не перекрашивали годами. Из кабины боевого меха череп казался не таким уж и страшным. Барт медленно проследовал на середину улицы, казалось, каждый шаг встряхивает старого Трескуна. Старый гноеглазый также двинулся вперед, походе решив принять вызов.
 Практически в центре города находился ящик, десятина, и девушка, связанная и со ртом, заткнутым кляпом. Барт ее не знал. Судя по внешнему виду ей было лет четырнадцать, или около того, ничем особо не примечательная, с опухшими красными глазами, мокрыми от слез. Высунувшись в дыру от отсутствующего бронестекла, он заорал, - Уберите ее отсюда, к черту!  
 Кто-то пронесся рысцой поперек улицы и, ухватив ее за узлы на спине, уволок на другую сторону, а Барт все не отрывал глаз от Старого гноеглазого, вставшего, нависая над ним в каких-то тридцати метрах.
И тут появился шериф, с руками задранными вверх и винтовкой в одной, удерживаемой за цевье в знак намерений. Тот развернулся лицом к пирату. - Послушайте! Это парень наст не представляет! У него личные счеты! Хоть ему и надоело жить, не вымещайте недовольства на нас, пожалуйста!
Барту хотелось заорать на шерифа, но тут со стороны меха напротив него раздалось усиленное электроникой шипение и хриплый голос, - Тогда тебе лучше сказать этому придурку валить отсюда, или я вас тут всех поубиваю.
Голова шерифа резко дернулась, и тот гневно уставился на Трескуна. Барт его, впрочем, проигнорировал.
- Пошел вон, чертов дурак!
- Я не уйду! - заорал Барт сквозь дыру в кабине.
  Старый гноеглазый медленно провернулся в поясе. Барт слышал, как скрежещет металл о металл - старый актуатор и старый пиратский мех.
- Если кто-то немедленно не положит этому конец, плохо будет всем.
Барт, сокращая дистанцию, сделал шаг вперед, одновременно стараясь не выглядеть угрожающим.
Шериф вновь принялся сверлить Барта злобным взглядом, и даже на расстоянии он поежился, ощущая его лед.
- Барт! - проревел тот, но Барт по прежнему не обращал на него внимания, медленно, методично делая второй шаг в сторону старого "Ханчбэка"
- Прочь с улицы, трус! - проорал он вниз
Шериф опустил ружье и покачал головой. После чего рысцой метнулся назад в участок и закрылся изнутри. На улице остались лишь Старый гноеглазый и Трескун.    
Зверски усиленный голос из Старого гноеглазого затрещал и разразился тирадой вновь. - А ты не трус, это уж точно. Уступи, и я более чем охотно с тобой поторгуюсь.
Если я вылезу из кабины, я покойник Если не от его рук, то от посельчан.
- Пошел в задницу!
Он подправил шаг в направлении "Ханчбэка". Пират, должно быть, почуял, что Барт задумал ввязаться в рукопашный бой, увидал бешено вращающуюся пилу, и призадумался, какого рода ущерб там может ему причинить. Старый гноеглазый медленно шагнул назад.
- Тогда ты умрешь.
Это было все, что он смог разобрать сквозь треск. Барт весь сжался, стоило цветной вспышке вырваться из Старого гноеглазого. Багровый луч среднего лазера попал Трескуну в плечо и раздался громкий, отрывистый взрыв, с которым его импровизированная броня разлетелась под хлыстом энергии. Приправленный озоном дым вполз в кабину, стоило Трескуну чуть осесть под мощью удара.
Пора его припугнуть
Барт развернул мех так, чтобы прицельное перекрестье, накрашенное им на стекле, легло прямо на центр "Ханчбэка". Уверившись, что мех стоит в нужной позе, он стукнул по переключателю и старый лазер Трескуна громко взвыл. Отсутствие какой-либо изоляции породило уйму шума и жары, стоило тому выпалить. Ослепительно-красный луч метнулся наружу и ударил "Ханчбэка" в ногу, соорудив огромный шрам поперек всего бедра. Барт услышал, как оружие выключилось и принялось накапливать заряд, на что, как было ему известно, требуется целая вечность, и сделал два широких шага, сокращая расстояние.
Старого гноеглазого, похоже, нападение не впечатлило. Наоборот, он, казалось, решил и сам сблизиться.
Если эта автопушка попадет в меня, я труп, - решил Барт.
 Барт не стал колебаться  и врезал по тумблеру, стрелявшему  самопальной ракетной установкой. Между ударом и шипением стартующих ракет оказалась огромная пауза и Барт уже начал беспокоиться, не бракованные ли они все. Учитывая то, что он прикупил их в Риггерстауне у неизвестного чужака, все было возможно, но пять из них вылетели из труб и заполонили воздух между мехами. Пока они раскочегаривались, он сделал еще два шага вперед, сокращая им расстояние. Одна из ракет вылетела из трубы, пролетела метров двадцать и пропахала брусчатку, где и принялась шипеть, словно какая-то хлопушка. Одна пролетела над головой Старого гноеглазого
Три из оставшихся четырех ракет попали в цель, вырвав не удивление огромные дыры в передней броне "Ханчбэка". Глянув на лазер, Барт увидал, что тот по прежнему еще в самом начале перезарядки.
Малый лазер ответил ему, в этот раз в левую руку Трескуна. Липовую ракетную пусковую рассекло напополам и волна жара поднялась вокруг, это Барт пытался избегнуть выстрела. Он услыхал, как позади него на улицу падает металл. Даже хотя это и было малое оружие, Трескун дернулся под ударом.
Автопушка все еще не выстрелила по мне, может я слишком близко?

Массивная, встроенная в торс "Ханчбэка" автопушка была настоящей убийцей мехов, но Старый гноеглазый в ход ее пока не пускал. Может у него было мало снарядов, и он сдерживался… а может она и не работала вообще. Барту было все равно. На то, чтобы нашинковать его на ломтики хватит и одних лазеров, если он не будет достаточно быстр.
Подав рычаг мощности так далеко, как он только осмелился он проковылял еще несколько метров, входя в пределы дальности огнеметов, и затем врубил их. Его должно было окатить волной жара, стоило сжатому под давлением топливу разбрызгаться  по пирату, и он увидал топливо, густое, слизистое, но языков пламени не увидел. Почти половина его самодельного напалма вылилась на улицу между двумя мехами, а остальное все вылилось на перед Старого гноеглазого. Даже из зева автопушки теперь стекала слизь. Но без пламени. Барт расстроено врезал по панели кулаком. Зажигалка, должно быть, сломалась или была повреждена в бою. А может что-то было не то со смесью.
Старый гноеглазый выдал новую вспышку средними лазерами. Оба попали низко, по ногам Трескуна и Барта швырнуло на лямки привязи. Он вдавил обе педали, пытаясь сохранить равновесие. Едкий пот заливал глаза, когда он шагнул вперед, чудом удержавшись прямо. Если бы у него был боевой компьютер, он наверняка сообщал бы ему сейчас печальные новости, и в кои-то веки Барт был рад, что того у него не было.
 Что дальше? Глянув вправо, он увидал огромный круг пилы, использовавшейся для опилки деревьев. Все, что у него осталось. Старый гноеглазый был близко, очень близко, но какие-то двадцать метров казались ему сейчас километрами. Зубы ныли от постоянно стиснутых челюстей. Он обязан был это сделать, если не ради себя, то за Сару.
Он включил переключатель, запускавший пилу, и та провернулась, сперва медленно, а затем, казалось, даже запела. Старый гноеглазый казалось, замешкался, и только затем заметил, что пила ныне крутится. Пират должен был осознать, что посреди квартала никуда не свернешь и не разминешься, и Барт испытал нешуточное удовольствие, видя, как Старый гноеглазый пятится, пытаясь набрать дистанцию между ними. Барт следовал за ним следом, более быстрым шагом и с верещанием пилы, заполонившим и уши и разум.
 Трескун преодолел последние несколько метров в тот же момент, когда Старый гноеглазый выстрелил из другого среднего и малого лазера. Средний лазер попал в левую руку Трескуна и покончил с нею раз и навсегда. Рука отвалилась и принялась волочиться за мехом, удерживаемая лишь длинной прядью миомеров. Потеря веса с одного бока осложнила управление старым "Феникс Хоком", но Барт не поддался. Его враг пытался отступить еще, но Барт оказался с ним рядом в мановение ока.
И вонзил вращающуюся пилу в центр Старого гноеглазого. Диск тут же заклинило и сорвало с креплений. Скрежет и дым тут же заполонили воздух. Барт потерял равновесие и почувствовал, как Трескуна протащило на несколько метров вбок, прежде чем тот завалился. "Хок" вокруг него трещал, скрипел и рушился на камни. Искры летели из панелей, приборы коротило. Хладожилет вырвал шланги из помпы и заливал все окрест зеленым охладителем.  
 Когда он скидывал нейрошлем, в ушах у него звенело. Стекло кабины практически исчезло. Половина огоньков на панели управления потухла, остальные были желтыми или красными. Один, мерцавший желтым, обозначал средний лазер. То еще не закончил перезарядку, но по прежнему работал. Выстрел будет слабым, но все равно, это было хоть что-то.
Глянув в сторону лазера, он увидал, что тот направлен примерно в сторону Старого гноеглазого, возвышающегося над ним.
Лучше все-таки стрельнуть, чем просто сдохнуть, так что он ударил по переключателю и затем выстрелил с пронзительным визгом.
Луч был недолог, продлившись менее чем половину времени от обычного,  и попал почти туда же, куда и первый выстрел, впившись в ту же дыру. Март не стал ожидать реакции пирата, а вместо этого выкарабкался наружу через остатки разбитого стекла.
Выбравшись, он обнаружил, что стоит в тени Старого Гноеглазого, возвышающегося башней над ним, чуть раскачиваясь, с дымом, тянущимся из дыры от лазерного выстрела. Прохладный воздух впился иглами в пот, стремительно высыхающий по всему его телу.
Диск пилы по прежнему торчал из груди меха.
Барт судорожно вздохнул. Пристрелит ли пират его теперь? Этого он и ожидал. Что же, по крайней мере он показал поселковым, что пиратов не обязательно так уж бояться. Он нанес пирату уйму повреждений своим полу самодельным мехом и когда-нибудь кто-нибудь еще в поселке наберется смелости сопротивляться им. В следующий раз Старому гноеглазому может и не повезти.
Он услыхал жуткий скрежет, донесшийся от "Ханчбэка". Тот накренился и принялся падать, сперва медленно, затем все быстрее, и прямо на него.
Барт подпрыгнул и побежал, побежал так быстро, что в жизни не поверил бы, прочь от покрывавшей улицу черной слизи его огнеметов, подальше от сложившихся останков Трескуна. Достигнув банка, он и сам едва не упал.
А позади него Старый гноеглазый рухнул оземь, еще глубже вбивая в себя диск пилы, и стоило ему задеть что-то важное, как полетели искры, и слизь занялась. Оба меха лежали посреди огня грудой, а языки пламени их облизывали. Он услышал внутренний взрыв, своего рода. Что-то рвалось внутри пиратского меха, а тот не двигался… не мог двинуться…
И смотря на него, он наконец осознал, что именно было не так. Старый гноеглазый тоже был собран из всякого хлама, как и Трескун. Бронеплиты на самом деле тоже все были жестью, теперь, после падения порвавшейся и отлетевшей. Одна лишь наглость и никакого веса. Толстые густые столбы черного дыма подымались от останков обеих мехов.
 Медленно, по одному, жители Мидвэйла принялись выбираться из укрытий, чтобы понаблюдать за погребальным костром на своей главной улице.
Я выиграл.
Барт надеялся, что если он победит, ему станет лучше, но лучше не стало. Победа над Старым гноеглазым не вернула Сару
Пламя полыхало почти час, и затем шериф и еще несколько человек полезли в обломки и вернулись назад с одеялом, внутри которого был труп. Тело пирата, забравшего Сару, терроризировавшего поселок годами. И когда труп опустили перед собравшейся толпой, Барт увидал лицо своего врага.
Подросток. Девушка. На правой щеке какая-то татуировка, должно быть какой-нибудь пиратский знак. Он ожидал увидать старика, провонявшего насквозь виски, с седой бородой, а не девчонку-подростка.
Челюсть Барта отвисла.
- Похоже, она пыталась катапультироваться, но взрывные болты не сработали. Переломала себе все кости, - сказал шериф.
- Она ж моего возраста, - потрясенно сказал Барт. Паршивые динамики превосходно скрыли ее возраст и пол.
- Не больше пятнадцати. - буркнул шериф, -  Должно быть, заняла место какого другого пирата, может даже члена семьи. А мы все смотрели на боемех, а не на мехвоина
Барт уставился вниз. Сара была отмщена. Затем уставился на дымящиеся трупы двух павших мехов.
- Шериф, соберите чуток людей, и давайте отбуксируем мехи назад на мою ферму.
- Да что на тебя нашло, Барт?! Тебе чтоли, мало? - и он горестно махнул рукой в сторону мертвой девчонки.
Барт покачал головой. - Пиратов можно побить, если этого хотеть. Они могут начать ее искать, и заявятся сюда, и если так, мы должны быть готовы.
Он не знал, пошевелят ли пираты хоть пальцем ради одной их своих, отчасти он даже гадал, хватит ли их вообще даже хоть на беспокойство.
- Мы обязаны заставить заработать как минимум один из этих мехов. = объявил Барт, - Хотя бы ради самозащиты.
И снова уставился на мертвую пиратку.
Сара, я не смог вернуть тебя, но позаботился, чтобы больше никому не пришлось разделить твою участь.
Да,  немного, но все, на что Барт только мог надеяться
Tags: БТ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments